Тимур Аитов «Потерянный мир»

Тимур Аитов, заместитель генерального директора ГК «Программный продукт», заместитель председателя комиссии по цифровым финансовым технологиям ТПП РФ:

Мир поменялся – вспышка испанского гриппа, казавшаяся ужасной трагедией сто лет назад, оказала менее заметное воздействие на жизнь мирового сообщества, чем нынешняя пандемия COVID19. Причина очевидна – миропорядок стал другим, мир стал более взаимозависимым и взаимосвязанным. Долгое время прогресс шел в направлении увеличения степеней свободы личности, её возможностей по перемещению в пространстве. Но этот же прогресс привел к нынешним негативным последствиям – болезни стали распространяться быстрее. Очевидно, карантин когда-то закончится. Но после месяцев, проведенных «взаперти», мы никогда не вернемся в прежний мир, который безвозвратно потеряли.

Гибкие экономики будущего

Что делать и готовиться ли к новым пандемиям? Ответ очевиден – конечно, да! Однако, подготовка к еще не наступившим событиям – дорогостоящее занятие и реальный бизнес вряд ли начнет этим заниматься – это удел каждого в отдельности и государства в целом. Лучше всего, если любая крупная структура, крупная организация сами будут максимально живучими в периоды катаклизмов. Ключевой признак живучести – это гибкость системы, ее адаптивность – жёсткая система плохо парирует удары и сотрясения. Для любой экономики, как для структуры со многими степенями свободы, тоже важна гибкость. Повод убедиться в том, насколько гибкой является наша экономическая система, включая все многочисленные предприятия, у нас появится в самое ближайшее время.

Гибкость экономике в международном масштабе обеспечивают гибкие цепи поставок. Транснациональные корпорации создали сложные цепи поступления товаров, действуя, прежде всего, из соображений их эффективности. Производство чаще располагали в Китае или странах юго-восточной Азии с дешевой рабочей силой. Новый негативный опыт пандемии приведет к появлению нового тренда – появлению цепей поставок, способных адекватно реагировать на сбои, связанные с появлением очагов инфекций. Цепочки станут гораздо короче – в длинной цепочке сбои более вероятны. Это также будут и многократно дублируемые цепи – для повышения их устойчивости к неблагоприятным воздействиям.

Будут приняты, очевидно, и другие меры. Так, повышение защищенности цепи поставки от сбоев обеспечивает перемещение производства непосредственно в страну потребления товара. Это еще и удешевляет товары из-за уменьшения налоговых пошлин. Востребованными станут технологии, которые позволяют быстро и оперативно воссоздавать компоненты оборудования в случае сбоя их поставок. Сегодня уже есть такие примеры, когда владельцы 3D-принтеров оперативно их приспособили для производства отсутствующих медицинских масок.

Пора цифровых трансформаций

После карантина в бизнес-структурах появятся как победители, так и проигравшие. В числе победителей окажутся не только те, кто до карантина работал дистанционно – выиграют и те, кто оперативно отреагирует на новую обстановку. Например, если бизнес-модель была построена на обслуживании клиентов в общественном пространстве (скажем, в ресторане или музее), то способом возрождения и трансформации бизнеса может стать демонстрация фильмов онлайн или поставка еды по заказам из дома. Однако, очевидная и простая замена сработает не во всех случаях. Например, авиакомпании не смогут заменить авиаперевозки на бизнес виртуальных путешествий (на основе технологии виртуальной реальности) – с подобной метаморфозой многие клиенты будут несогласны. Еще одни проигравшие – организаторы крупных конференций и форумов, а вместе с ними те, кто содержал огромные павильоны для проведения мероприятий. Некоторые владельцы крупнейших площадок уже заявили об увольнениях персонала.

Что касается будущего банкинга, то пандемия COVID-19 стала тестом на наличие в банке реальной цифровой трансформации. Было много долгих разговоров о том, что считать экосистемой цифрового банкинга. Однако, многие системы цифрового банкинга сегодня оказались далеки от ожиданий потребителей. Оказалось, что популярные сервисы, такие как открытие нового счета или подача заявки на получение ссуды, поддерживаются не всеми системами дистанционного банковского обслуживания. Еще характерный пример – в период карантина прозвучали известные инициативы руководства страны о предоставлении «льготной» ипотеки. О льготах было объявлено, но не сказано – как будут оформляться закладные. По факту, электронные закладные, которые и можно подать в Росреестр дистанционно, имеются всего у двух-трех российских банков. В их числе, например, оказался Райфайзенбанк, даже «украсивший» процедуру еще и блокчейном для надежности. Но это и весь авангард. Подавляющему числу, всем остальным придется оформлять закладные через МФЦ – а они не работают в карантин. Дистанционное обслуживание сегодня – это и вызов для банка, и реальная возможность оперативно отреагировать на возросший спрос на дистанционные услуги – который прежде не был столь высоким

Врач держит дистанцию

Пандемия стала катализатором для более широкого использования цифровых и дистанционных технологий в здравоохранении. К телемедицине до недавнего времени скептически относились некоторые медработники, против нее возражали бюрократически настроенные чиновники и отчасти – законодатели. После пандемии использование виртуальных визитов к врачу или использование приложений для отслеживания симптомов инфицированных станет требованием дня – барьеры для использования этих подходов будут разрушены. Методы и инструменты телемедицины позволят врачам легко наблюдать за течением болезни и пациентами дистанционно – при этом возможное инфицирование будет отсутствовать. Телемедицина сегодня востребована обществом и государством и по соображениям экономии – она обходится гораздо дешевле, чем очные процедуры приема. Что касается нынешнего огромного количества больничных коек и корпусов, созданных для обслуживания инфицированных коронавирусом, то они, очевидно, будут перепрофилированы. Но также, очевидно, что ресурсы будут сохранены для возможного использования в сезон будущей зимы 2021-2022. Новая инфраструктура благотворно повлияет на качество и стоимость услуг здравоохранения в целом, предоставляемых населению во всех странах.

Пандемия под прицелом камер

Говоря о медицине, нельзя не упомянуть проблему конфиденциальности персональных данных. Сведения о заболеваниях, медицинские карты – все это является наиболее чувствительной информацией в этом плане. В период пандемии были запущены приложения, помогающие определить риски заражения через «ближний» круг общения – друзей, у которых уже была обнаружена вирусная инфекция. Это позволило оперативно «самоизолироваться» от дальнейших контактов. Однако многие посчитали, что новые сервисы нарушают конфиденциальность данных. Как контрпример, приводилась ситуация со сведениями о заражении гражданина вирусом ВИЧ – во многих странах (включая Россию) эта информация не является публичной. В отношении оповещений о заражении коронавирусной инфекцией никаких ограничений нет. Возможно, опыт будущих пандемий изменит наше отношение к некоторым категориям конфиденциальных данных – их конфиденциальность сохранится только для здоровых людей. С инфицированными уже сегодня общаются достаточно бесцеремонно. Так, в Австралии в некоторых штатах разрешено устанавливать видеонаблюдение в домах для отслеживания процесса изоляции заражённого человека.

В Москве внедрена система видеофиксации движения автомобилей, которая отслеживает их перемещение в период карантина. Для получения разрешения на поездку необходимо самостоятельно оформить цифровой пропуск на портале госуслуг. Автомобили, не имеющие цифровых пропусков, автоматически считаются нарушителями, а их владельцы получают штрафы.

Примером конструктивного решения процессов контроля за перемещениями граждан возможно, станет новая европейская инициатива Pan European Privacy Preserservation Proximity Tracing (PEPP-PT). Проект PEPP-PT запущен для оказания помощи национальным организациям в деле легитимизации контроля за перемещениями граждан в период пандемий. PEPP-PT обобщает лучшие практики и призван предоставлять апробированные механизмы и стандарты в этой области. Ожидается, что механизмы PEPP-PT будут иметь функционал в части защиты данных, обеспечивая их анонимность и соответствие требованиям GDPR. Предполагается и международная совместимость проектов по отслеживанию локальных (местных) инфекционных цепей – в этих целях создается служба сертификации решений.

С термометром во лбу

Паника и нервозность создают ощущение стресса в обществе, чувство постоянной психологической напряженности. Следует ожидать, что происходящее отразится на стандартах делового этикета? Придется ли запрашивать своего партнера перед встречей о необходимых прививках? Надо ли измерять температуру лба дистанционным термометром – отметим, как это уже происходит сегодня во многих организациях. Очевидных ограничений следует ждать в отношении рукопожатий – ограничения уже действует, например, на многих телеканалах страны при сборе гостей перед эфиром в студии. Возможно, что скоро на сайтах госуслуг появятся сервисы, подтверждающие, что у гостя есть вакцинация, или же он «переболел» с указанием даты выздоровления.

На международном уровне страх перед заражением «инфекцией чужаков» может послужить новым стимулом для расширения тенденций национализма.

Главнейшей и сложнейшей задачей текущего момента, безусловно, является решение задачи противодействия новым пандемиям и выработка единой мировой стратегии в этом плане. В качестве стратегий применялся ряд мер – таких как карантины, закрытие национальных границ, использование инновационных технологий борьбы с инфекцией и пр. Тем не менее, до сих пор основные рекомендации остались прежними – самоизоляция и советы держаться подальше друг от друга в публичных местах. Пока других надежных способов задержать распространение ужасных микробов, увы, нет.

Автор: Тимур Аитов

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о